Вернуться к Память

Загородный дом Ролигед (Rolighed) в Эстербро

Загородный дом Ролигед (Rolighed) находился в месте, что сейчас является районом Эстербро в Копенгагене. Ролигед (в переводе с датского «спокойствие» или «тишина») был построен около 1800 года как одноэтажный дом с мансардной крышей в большом саду. Еврейский купец Мориц Г. Мельхиор и его жена Доротея приобрели его в качестве летней резиденции в 1850-х годах. В 1869 году они полностью перестроили его в стиле голландского Ренессанса с башней и округлыми голландскими фронтонами. Дом приобрел характерный внешний вид в стиле Розенборга с башней, вельскими фронтонами и большим солярием.

С 1860-х годов и до смерти Морица в 1884 году дом был местом летнего сбора семей Мельхиора и Энрикеса. Мориц и Доротея Мельхиор принимали самых разных знаменитых гостей с конца 1850-х годов, когда их семейный бизнес начал процветать. Самым известным из гостей был Ханс Кристиан Андерсен, который был частым гостем, сначала в их доме на Хойбро-Пладс, а затем все чаще в Ролигеде, где в 1866 году ему была предоставлена собственная комната с балконом с видом на Эресунн.

Брат Морица Израиль, увлеченный фотограф-любитель, также был частым гостем семьи. С Андерсеном, который сам интересовался фотографией, он поддерживал дружеские отношения, в результате чего Израиль сделал много семейных фотографий с Андерсеном в Ролигеде.

В последние годы жизни, после падения в 1872 году, здоровье Андерсена сильно ухудшилось. Он все больше полагался на заботу, которую оказывали ему Мельхиоры, подолгу жил в Ролигеде. 12 июня 1875 года он прибыл туда в последний раз. Неделю спустя он уже не мог писать свой дневник, который вместо этого диктовал Мельхиорам и их детям. В 11 часов утра 4 августа он мирно скончался в своей постели.

Дом был снесен в 1898 году, а в 1900-м на этом месте был построен многоквартирный дом. На нем установлена мемориальная доска в память о месте смерти Андерсена. В ней содержатся две строки из короткого стихотворения Андерсена, свидетельствующие о его чувствах к Ролигеду:

Mit hjem i Hjemmet, hvor bag Hyldens Hang
mit Liv fik Solskin og min Harpe Klang

(Мой дом в доме, за цветком бузины
Дал солнечный свет моей жизни и заставил мою арфу звенеть)